продолжение…

— Вот ты где спряталось!
Ерема наклонился, и взял в руки теплый, мохнатый и колючий комочек.
— Совсем тебя сабаки эти загоняли… А ну пошли отсюда! Кыш!
Ерема ногами распинал круглых, белесых зародышей. Зародыши обиделись, и разочарованно покатились в сторону ближайшей клоаки, оставляя слизистый след на траве.
Ерема присел над обрывом, взял Дрезино на руки и почесал под передней клешней.
— Перерасплодились эти сабаки круглые, одержания на них нет.
Дрезино подставляло разные места для чесания и довольно хрюкало, пригревшись на руках у Еремы.
Ерема удобно сидел, перед ним было Болото, над Болотом, как и всегда, клубился сиреневый туман, позади рос Лес, над головой летали фиолетовые паутинки, на коленях уютно устроилось Дрезино.
— Вот сейчас домой пойдем, а там еда уже в горшке добродила, хорошо! — Ерема аж зажмурился от предвкушения, — Вот только по дороге уродов не встретить бы, время уже позднее, до Кривой Поляны быстро не дойдешь, а там поворот к Съедобному Столбу, а там и урода встретить можно, а его встретишь, сам уродом станешь.
Ерема с сомнением посмотрел на пригревшееся на коленях Дрезино. Дрезино немедленно подняло хоботок, ощутив направленное на нее внимание, и подставило новые места для чесания и поглаживания.
— Да… Тебе такая встреча не страшна. И к дереву ты не прирастешь, не примет тебя дерево.
Ерема зачесал Дрезино под хоботком, оно в ответ мощно заурчало.
— Ну сейчас дождемся шестиногого лося и поедем на нем с песенкой. — Ерема вытянул ноги, и устроился поудобнее. — Злая Тетяня хоть и злая, не отнять у нее этого свойства, но песенки у нее добрые, а без них через лес под вечер не ходи, съедят, хоть и тропинка натоптана, а от мертвяков нет средства вернее, чем песенка, тем более сегодня юбилей, Борису 60 лет, старому перцу, четная цифра, жаль конечно, но ничего не поделаешь, а что из Болота вылезет по этому поводу я и не знаю, в Болоте друзей у него и поклонников полно, а может что и из Леса придет, там у него соумышленники, а им что в голову придет никто…
Ерема поймал себя на словоблудии, замолк и оглянулся. Из Леса пока никого не шло. Зато с Болота донеслось постепенно усиливающееся хлюпанье, сквозь туман стало проявляться что-то розовое, Дрезино немедленно встопорщило оставшиеся после встречи с сабаками уши, и Ерема успокаивающе их разгладил по неровной голове.
— С лосем то мы быстрее доберемся, и воры не страшны, а лось полноприводный должен быть, болотоходная версия, — Ерема опять с сомнением посмотрел на дрезино, — Хотя что тебе воры…
Дрезино не возражало, а почему то пристально следило за приближающимся лосем всеми своими глазами. Тут наконец туман расступился и предстал лось во всей своей шестиногой красоте и розовом цвете, вывалив язык. Дрезино, царапнув шестью когтями ногу Еремы, бросилось вперед.
— Папа! — дурным басом заорало оно.
Лось от неожиданности плюхнулся на толстый зад прямо в болото.
— Дрезино? — Неуверенно сказал он.
По Болоту стали расходиться круги, центром которых стал толстый зад лося.
Дрезино радостно продемонстрировало все свои шесть щупалец.
Лось поднял все свои шесть ног и робко улыбнулся.
Ерема сказал:
— Вон оно че…
И офигел.
За спиной лося из болота медленно и величаво выплывала Подруга.
— Здравствуй, козлик, — сказала она Ереме, — развлекаешься?
Ерема угрюмо промолчал. Лось обернулся. Подруга потрепала его по холке.
— Ну-ну, не стоит строить иллюзий, было и прошло.
Она нагнулась и стала разглядывать Дрезино.
— Вот оно какое получилось значит, ну что же, рукоеда звать будем, козлик? — обратилась Подруга к Ереме, — Или ты сам живое мертвым сделать сможешь?
Дрезино ощетинило все свои конечности и зашипело на Подругу.
— Я тебе не козлик, овца модифицированная, — сказал Ерема.
Лось поднял четыре ноги, оставшись стоять на двух,  и четырьмя копытами раскроил голову Подруге…
— Вот лось, например может, — кряхтел Ерема, спихивая остатки Подруги в выкопанную яму, — делать живое мертвым, и никакой рукоед не нужен…
Лось, посадив Дрезино на спину, возвращался в Болота. Ерема, вытерев пот со лба, махал им рукой.
Тем временем смеркалось…