езык

Езык был юн и розов, и как всякий юный и розовый, он стремился познавать окружающий его мир. Поэтому часто высовывался изо рта, и жадно оглядывался вокруг, пока громовой голос с неба:
— А ну немедленно прекрати дразниться!
не заставлял его в испуге прятаться обратно. Правда ненадолго. В окружении молодых (молочных) и молчаливых зубов ему было неинтересно. Поэтому, осторожно раздвигая губы он потихоньку опять вылезал наружу, и все повторялось:
— Спрячь немедленно язык! Это неприлично!

Езык уже привык к тому, что снаружи не всегда была постоянная температура, и не всегда было светло, поэтому он считал себя уже достаточно опытным езыком, тем более, что недавно освоил редкое искусство сворачиваться трубочкой, но тут ним случился неприятный сюрприз. Высунувшись в очередной раз он ощутил легкий морозец (сопровождающий его клуб пара был тому подтверждением), и неожиданно уперся в ледяную преграду. Ощущение было неприятным, и первым его побуждением было немедленно вернуться обратно, но не тут то было. Ледяная преграда непонятным мистическим образом приклеила Езыка к себе, и никак не собиралась его отпускать. Езык дернулся пару раз, ощутил неиспытанное ранее чувство (это была, как он в последствии узнал, боль), и в панике притих.
— Сколько раз тебе говорить, не лижи железки на морозе! Тащите чайник быстрее!!!
Езык в ужасе, лишенный подвижности, ждал своей судьбы. Наконец сверху полилась струйкой теплая вода, окутывая паром все вокруг, и Езыка стало медленно отпускать. Дождавшись полной свободы, Езык стремительно всунулся обратно, и поклялся никогда больше не высовываться…