Бог в остервенении рвал и метал, не в силах справиться с пациентом.
— Ты хочешь счастья?! — бог решил наконец успокоиться.
— А кто ж его не хочет? — мирно сказал пациент.
— А хватит ли у тебя ног, штобы дойти до этого счастья?!
— Мне не надо никуда идти, все приходит ко мне, — сказал пациент.
— А хватит ли у тебя рук, штобы забрать все это счастье?!
— Мне не нужны руки, счастье уже во мне, — сказал пациент.
— А хватит ли тебе площади поверхности тела, дабы ощутить и впитать это счастье?!
— Мне не нужно тело и площадь его поверхности, — сказал пациент с некоторой неуверенностью.
Бог задумался.
— Может тебе и детородный орган не нужен? — сказал он с сомнением.
Пациент встал, и разорвал все путы, связывающие его.
— А это не тебе решать! — независимым голосом сказал он, — Я человек! А ты всего лишь жалкая тварь, созданный по образу и подобию моему. И не тебе решать в какие отверстия буду я совать свой детородный орган и с какой целью.
Бог хмыкнул, и не стал накладывать новые путы.
— Ну иди, человек, ищи свое счастье…
Человек пошел, а бог решил снова впасть в остервенение и ярость.
Сумерки сгустились, и из тучи, во тьме, ударила молния, освещая окрестности. В окрестностнях, не отбрасывая тени от молнии, шел человек.